Цена свободы
Дата: 22:33 26-11-2010
Тема: Отношения


Цена свободы44 тысячи долларов США и помутненный рассудок – таковой оказалась расплата за попытку уйти от наказания.

До того рокового момента конфликтов с Законом у Артема Зайковского практически не было, а вот когда он наступил, мужчина понял: тюрьмы не избежать – игры в великих хакеров, приносившие еще и ощутимую прибыль, заканчиваются для их криминальной троицы не совсем радужно. Двоим уже были предъявлены обвинения, и относительно чистым оставался только он. Серьезность намерений правоохранителей подтверждал и уровень, на котором расследовалось это уголовное дело – Главное управление предварительного расследования МВД Республики Беларусь «мелкими» воришками не занимается. Да и сама статья внушала опасения: до пятнадцати лет лишения свободы – не курортная путевка. Поэтому поводов для уныния у подследственного Зайковского было предостаточно.

Видя всю безысходность ситуации, поделился Артем внезапно настигшим горем с Димой Шевчиком, которого даже другом назвать можно было с большой натяжкой – так, случайный знакомый, по воле судьбы увлекавшийся тем же направлением в музыке, что и компьютерных дел мастер. Товарищ внимательно беднягу выслушал, сочувственно покивал головой и неожиданно предложил помощь. Естественно, что не безвозмездную. Только данный факт меньше всего интересовал человека, уже находящегося одной ногой «по ту сторону забора», равно как и способы спасения. Для несостоявшегося злого гения высоких технологий достаточно было заверений в том, что в его мрачном жизненном тоннеле внезапно мелькнул лучик света в виде Шевчика. Последний же мельком упомянул некого таинственного Мистера Х со связями в КГБ, Генпрокуратуре и Совете Безопасности. Для рядового виртуального расхитителя, неискушенного высоким покровительством, одного упоминания этих структур оказалось вполне достаточно, не говоря уже о конкретных людях с конкретными должностями и планами действий. К тому же, сама личность Дмитрия внушала доверие – заместитель директора солидной фирмы, представительный, успешный. На радостях горе-хакер тут же изложил все подробности о ходе расследования, ну а дальше все покатилось по старому и избитому сюжету: квартиры, явки, пароли…

Первый звонок Зайковский сделал спустя три дня и весьма опечалился: оказывается, его преступную подноготную вот уже пять месяцев раскладывают по полочкам лучшие милицейские спецы, и остановить эту машину не предоставляется возможным. Оставалось уповать на чудо, но и оно не свершилось: на носу было предъявление обвинения и арест. В панике мужчина бросился к своему ангелу-спасителю. Тот снова понимающе внимал его словам, а после драматичного монолога позвонил кому-то по мобильнику. Спустя время в офисе Шевчика появился тот самый всемогущий джентльмен с обширными связями в «верхах», которому загнанный в угол кибер-злодей заново излил душу, а заодно попросил содействия в избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде. Загадочный господин, с ролью которого на все сто справлялся директор одного из столичных обществ с ограниченной ответственностью Сергей Юрьев, затребовал все имеющиеся на руках у «клиента» материалы для подробного изучения и следующую встречу назначил через два дня. Безусловно, что они пролетели для обнадеженного Зайковского со скоростью света, и в офис он не шел, а летел на крыльях надежды. Только суждено было этим крылышкам сложиться уже в самом начале беседы: в ходе мнимой «разведки» выяснилось, что данное «сверхважное для государства» уголовное дело находиться одновременно на контроле КГБ, МВД и Совета Безопасности – организаций, о которых сам подследственный разве что по телевизору слышал. Тут бы и впасть нормальному человеку в депрессию да с ужасом ожидать суда, но не в данном конкретном случае, если о тебе пекутся такие доброжелатели. Юрьев по примеру героя «Свадьбы в Малиновке» отпустил фразу в стиле «Не все еще потеряно, соколы мои!» и продиктовал новый номер мобильного телефона Шевчика, предназначенный специально для связи между ими троими. На самого спасаемого первоначально возлагалась лишь одна задача – ежедневно звонить на этот номер и интересоваться ходом «операции», чем он и занимался. А параллельно ходил на допросы, ознакомился с обвинением и такой желанной мерой пресечения как подписка о невыезде, после чего с сияющей улыбкой и благодарностью в глазах отправился на рандеву со своими опекунами, добившимися возможности оставаться пока на свободе.

«Разводящим» Юрьеву и Шевчику такое везение их доверчивой «жертвы» было на руку, но для эффектного финала необходим был более жесткий сценарий. С первых минут компаньоны буквально изрешетили Артема упреками за признательные показания на допросе, пригрозили возбуждением на этом основании еще парочки дел, а для пущей серьезности представили его некоему «аналитику» неизвестного роду-племени. «Аналитик» слыл человеком немногословным и конкретным: прейскурант на свободу колебался от 20 до 40 тысяч «зеленых», в противном случае – суд, приговор и ближайшие полтора десятка годков придется провести в местах не столь отдаленных. На этом и разошлись, посоветовав Зайковскому немедленно взять больничный и не ходить на допросы, пока «нужные люди будут решать его судьбу». Науськанный мошенниками, он в точности исполнил их предписания, а сами сценаристы уже жадно потирали руки – «клиент созрел». Первый транш был небольшим – три тысячи долларов США для прокуратуры, в которой и должно было разваливаться дело. Однако с развалом что-то не «срослось», понадобилось еще две тысячи для надзорной комиссии во избежание ареста. Все запрашиваемые суммы «компьютерщик» исправно инвестировал в возможность дышать волей. А если человек хватается за любую соломинку, то отсюда можно тянуть дивиденды практически бесконечно, что, несомненно, понимали его товарищи, жаждущие большего. Большим оказалось 25 тысяч, «инвестируемых» якобы в окончательный перевод Зайковского из разряда обвиняемых в разряд свидетелей. Естественно, что такие деньги собрать не так и просто – Артем обратился за помощью к матери, которая с самого начала была в курсе всех событий. Заботливая родительница подсчитала свои сбережения, побегала по родственникам и приготовила необходимую сумму. Валюта тот час же перекочевала к Шевчику, гарантировавшему скорое разрешение вопроса.

Только вместо точки во всей этой канители постоянно ставилось многоточие, требующее продолжения: вскоре понадобилась еще тысяча для сотрудников Главного управления предварительного расследования МВД, затем – еще полторы для Генеральной прокуратуры, которая должна была окончательно разрушить все доводы против Зайковского. Апогеем хитроумного плана стало «внезапное попадание» всего уголовного процесса на контроль к Президенту Республики Беларусь. А тут, как ни крути, отвечать придется! Однако сроки бывают разные: от шести до пятнадцати лет лишения свободы. И дабы сдвинуть чашу весов в сторону менее продолжительной «командировки», необходимо гражданину обвиняемому организовать очередной транш в размере 15 тысяч долларов США в адрес группы поддержки, о чем ее члены сообщили без задержек. Расчет за «услуги» шел партиями: как только мать добывала средства, сын тут же переадресовывал их по предназначению. В итоге за всю историю «спасательной операции» карман самих «спасателей» потяжелел на 44 тысячи американских рубликов. А дело как двигалось к суду, так и продолжало двигаться, все с той же уверенностью. Такой расклад не мог не натолкнуть сына и мать на мысль о банальном обмане, а лечат подобные «болезни» только в милиции. В надежде на возвращение денег обманутые «инвесторы» написали заявление, и следующие вливания в мошеннический капитал прошли уже под контролем правоохранителей. Правда, сама жертва в финальной сценической постановке уже не участвовала.

– Осознав реальные последствия своей излишней доверчивости и иллюзий на счет ухода от заслуженного наказания, – рассказывает старший следователь прокуратуры Партизанского района столицы Алексей Бородько, – Артем предпринял попытку суицида. В итоге – оказался сначала в больнице, а затем был переведен на психодиагностику и лечение в клинику «Новинки». Поэтому на последнюю встречу пошла его мать, которая должна была передать преступникам очередную мзду в виде 3500 долларов США.

Женщина справилась со своей ролью блестяще, в отличие от Шевчика, личным примером подтвердившего давно известную не только в бандитских кругах фразу: «Жадность фраера сгубила». Опера отдела по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией Партизанского РУВД Минска задержали его с поличным. И хотя отпираться было делом бесполезным, мошенник попробовал описанный многими кинофильмами прием в стиле «нашел», «подбросили», «сама положила в карман» и так далее. Причем выдавал все версии практически одновременно. У правоохранителей же версия была всего одна, но аргументированная, и хватило этой аргументации на несколько статей Уголовного кодекса Республики Беларусь.

И стоили они для Шевчика и Юрьева по восемь лет колонии.
Андрей СОСОНКО
Фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям






Это статья из .:Развели.ру:.
http://www.razveli.ru